Несломленная воля

События бурного двадцатого века не раз испытывали людей на прочность. Революция, гражданская война, «раскулачивание», репрессии. Многие, попав в эти жернова, или исчезли физически, или потеряли своё лицо, за что винить их, наверное, мы не в праве. Но были и те, кого никакие невзгоды сломить не смогли. Среди них Литфула Хакимов.

Литфула родился в богатом доме в Столешниковом переулке в Москве. У москвичей и жителей Подмосковья не вызовет сомнения, что иметь «жилплощадь» в таком престижном районе мог только очень состоятельный человек. Сейчас здесь – в самом центре Москвы – расположены офисы известных фирм и дорогие бутики. Миргазим Хакимов – отец Литфулы – принадлежал к торговой элите. Обозы с его товарами колесили по всей Центральной части Российской Империи. Он имел магазины в Москве, Нижнем Новгороде и многих других городах. Это был человек, который, как принято говорить сегодня, сделал себя сам. Простой паренёк из села Анды, что в Сергачском районе на Нижегородчине, сумел стать состоятельным москвичом. Литфула рос в окружении учителей и слуг. Мальчик получил хорошее образование: знал несколько языков, в том числе и арабский, читал Коран, так как рос в богобоязненной семье. В родительском доме всегда читали намаз, раздавали закят малоимущим. Свято хранили обычаи веры.

В 1918 году жизнь Литфулы резко изменилась. Ему тогда было девять лет. Отца арестовали, забрали из дому, и больше его никто не видел. Дом отобрали. Матери из-за опасения репрессий пришлось перебраться с младшими детьми в Нижний Новгород. Литфула оказался на улице. Но он не стал ни воришкой, ни беспризорником-хулиганом. Стал мелким уличным торговцем. Затем семья оказалась в Алексине Тульской области, где пришлось скитаться по родственникам, ожидая ареста в любой момент.

 Уже повзрослев, Литфула поселился в посёлке Курлово Владимирской области, там и женился. Занимался торговлей. В 1941 году был призван в армию и попал на фронт. В том же сорок первом был тяжело ранен. Лежал на земле. Немец-фашист, добивавший тяжелораненых, попал в каску. Это и спасло. Потом, заметив, что он жив, его подобрала наша медсестра и дотащила до полевого госпиталя. Ранения были очень тяжёлыми, и Литфулу Хакимова комиссовали. После госпиталя вернулся домой. В семье росло трое детей. Надо было кормить-поить, растить. Литфула по-прежнему продолжал торговать на рынке, потом, как бы пойдя «по стопам» своего отца, стал возить товар по стране – в южном направлении. В 1946 году в одном из южных городов его арестовали «за спекуляцию». Собственно говоря, в те времена практически вся частная торговля считалась спекуляцией. Осудили – дали семь лет. Сначала сидел в знаменитом Владимирском централе, потом отправили на Колыму. Семье долго ничего не сообщали. Жена ничего не знала, думала, что погиб. Вскоре родился четвёртый ребёнок – девочка Адиля. В 1947 году жена с детьми переехала в подмосковный Ногинск. Поселились в старом домике около Нарсуда. Домишко был такой ветхий, что, когда шёл дождь, дети прятались под столом. Там было самое сухое место. Тем не менее, семью осуждённого «спекулянта» навестила милиция с целью «конфискации имущества». Однако, как ни искали, никакого имущества не нашли – нищета была страшная. «Конфисковать» можно было только детей.

В 1953 году Литфулу освободили. Вернулся к семье, впервые увидел уже семилетнюю младшую дочку. Безысходность и нищета брали за горло. Принимать на работу вчерашнего «зэка» тоже никто не спешил. Находились «друзья-доброжелатели», предлагавшие «залить» горе. Но Литфула не поддался, взял себя в руки. Устроился на работу в Райпотребсоюз – ездил на телеге по всему Ногинскому району – собирал вторсырьё. Стал строить дом и за полтора года построил.

Литфула всегда был человеком глубоко верующим. Дома читал намаз. В семье отмечали религиозные праздники, помогали тем, кто находился в ещё более тяжёлом материальном положении. В 1980 году стал проводить намаз и для других ногинских мусульман по их просьбе. Люди уважали его за глубокие знания и не менее глубокое благочестие. К нему часто приходил Сафа-хазрат Зайнетдинов – ныне старейший ногинский мулла. Теперь Литфулла-бабай проводил обряды имянаречения, никях – бракосочетание. Читал жиназу, провожая единоверцев в последний путь. Сафа-хазрат помогал ему, а впоследствии, когда Литфула стал уже совсем стар, перенял от него почётную должность муллы.

Внук Литфулы Хакимова Дмитрий Васильевич Качан, с теплотой вспоминая деда, рассказывал: «Однажды, когда мне было лет шесть или семь, дед взял меня в Москву – в знаменитые Сандуновские бани. Мы прошли по Столешникову переулку. Дед показал мне «свой дом». А мне, ребенку, было непонятно: как такой большой дом мог кому-то принадлежать? Дед говорил с юмором, без всякой тоски-печали. Он вообще никогда не жаловался на жизнь. Сильный был человек, удивительно жизнерадостный и добрый». В память о своём дедушке его внук-мусульманин оказал большую поддержку ногинской общине и активно способствовал строительству мечети в Ногинске.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки