Швейцария и арабский мир: homo homini amicus est?

Арабский мир бурлит, а поговорка «В Багдаде все спокойно» уже давно звучит как издевательство: в столице Ирака, которую мусульмане называют «матерью исламской цивилизации», не проходит ни дня без опустошительных взрывов... Египет, этот старейшина мусульманского мира, оправляется от собственных бед ценой гражданского противостояния. Ливия балансирует на грани хрупкого мира и кажущегося порядка. Сирия пылает в страшном огне войны. Сердобольный Ливан, как всегда, сочувствует всем…

Тема — ближневосточный кризис, сюжет — вступление мусульманского, в частности, арабского мира, в эпоху необратимых перемен.  На этом фоне, среди таких классических мировых узлов политической активности, как Москва, Вашингтон и Брюссель, часто и вполне оправданно фигурирует швейцарская Женева, город-миротворец и центр международных переговоров.

Женева – это место, где с высокой трибуны любой, например, самой заядлый консерватор может сказать самой заядлому либералу всё, что он о нём думает, и наоборот. Несмотря на статус, как-то и бывшему президенту США Джорджу Бушу-младшему пришлось отменить визит в Швейцарию на фоне угрозы ареста и выступлений швейцарских активистов, обвинивших его в совершении военных преступлений и нарушении Женевской конвенции, а также обещавших «ботиночную акцию» напротив знаменитого женевского отеля «Президент Вильсон», где он собирался остановиться.

Акция протеста швейцарских активистов против Дж. Буша

Таким образом, можно подумать, что все жители Женевы и в целом Швейцарии сплошь политизированы.  И да, и нет.  Часто, если не чаще всех остальных, они становятся невольными свидетелями разных политических конфронтаций мирового уровня, а иногда – самых настоящих «магнитных бурь» международной политики.  Иначе говоря, даже в таком месте, как Швейцария, нейтральном государстве, которое никогда ни на кого не нападало и каждый раз от кого-то оборонялось, имеют место причины для возникновения кризиса взаимопонимания...

Задача этой статьи – попытаться донести до читателей суть связки «Швейцария и арабский мир», принятой на уровне представлений самих швейцарцев и остальных жителей Гельветической конфедерации, а главное, проливающей свет на такой противоречивый вопрос, как нынешний ближневосточный кризис.

Арабские швейцарцы и швейцарские арабы

Йеслама бин Ладен - известный швейцарский дизайнер, производитель предметов роскоши и механических часов «АвиаторС одной стороны, многие ассоциируют Швейцарию с арабским миром по дворцам арабских шейхов и принцев в окрестностях Женевы и Цюриха, а также по роскошному летнему шопингу туристов из нефтяных монархий Персидского Залива на женевской Рюдерон и цюрихской Банхофштрассе. Некоторые (особенно, в сфере «люкс») даже знают имя Йеслама бин Ладена (родного брата Осамы бин Ладена), известного швейцарского дизайнера, производителя предметов роскоши и механических часов «Авиатор».

Основатель Swatch Group швейцарец Николас Хайек, человек, сумевший вывести часовую индустрию Швейцарии из кризиса на изломе технологических эпох, был по происхождению арабом. Швейцарцами являются и внуки последнего короля Египта Фарука I, русские и арабы по крови Александр-Али и Михаил-Шамиль Орловы, дети от брака русского дворянина Петра Орлова и египетской принцессы Фадии. В историю востоковедческой науки и арабистики золотыми буквами вписаны имена многих швейцарцев, среди которых Жан Луи Буркхардт, Титус Буркхардт, Пьерр Анри Риё, Фредерик Соре, Йоханн Хесс.

Антиминаретная инициатива

С другой стороны, есть вещи, которые вызывают достаточно неоднозначные эмоции, нежели являются предметом гордости: это история ареста сына Муаммара Каддафи в Женеве и её последствия в виде ареста и удержания швейцарских граждан в Ливии, небезызвестная антиминаретная инициатива, Ахмед Хубер ... В конце концов, это несчастные беженцы из раздираемых конфликтами арабских стран и проблемы их интеграции в швейцарское общество…

Столь мощные контрасты часто затрудняют швейцарцам вопрос понимания мусульманского, и, в частности, арабского мира.

Араба нельзя купить, но можно арендовать (поговорка)

Общеизвестно, что Швейцария – это страна банков. Львиная доля капиталов из ближневосточных стран хранится в местных финансовых учреждениях. Такие крупнейшие банки, как UBS и Credit Suisse, а также многочисленные управляющие компании, давно предлагают своим мусульманским клиентам продукты и услуги, составленные с учётом исламской этики и юриспруденции. Космополитизм – одна их характерных черт швейцарцев, и местное бизнес-сообщество, тем более, не исключение. Швейцария активно осваивает новое (или хорошо забытое старое?) изобретение мирового финансового рынка, исламский банкинг, а Женева по праву считается одной из его мировых столиц.

Араб Банк

Тем не менее, проблема в этом плане остаётся: банкирам и юристам очень трудно подобрать и использовать единый критерий, что считать исламским, а что – нет, а также что считать исламом, а что – этнической особенностью. Унифицированного критерия пока не существует нигде. Для решения этих вопросов в Швейцарии создан специализированный Научно-религиозный Совет, для участия в котором приглашаются исламские богословы, юристы и исламоведы из всех стран, способные интерпретировать и эффективно экстраполировать экономические принципы в соответствии с нормами Шариата.


СПРАВКА: ЧТО ТАКОЕ БЛИЖНИЙ ВОСТОК

Ближний Восток как один из важнейших геополитических, экономических и культурных регионов мира всегда был окутан ореолом загадочности и харизмы. Это место, где несколько тысяч лет назад было принято первое законодательство в виде Свода законов Хаммурапи, изобретена письменность, выбит клинописью Манифест Кира и зародились мировые религии: иудаизм, христианство и ислам. Здесь возникли и существовали такие государства мира, как Урарту, Древний Египет, Вавилон, Персидская империя, Израильское и Иудейское царства, Великая Армения, Халифат и его преемник Османская империя.

После Первой мировой войны в результате раздела Османской империи на Ближнем Востоке образовались Турецкая Республика и целый ряд национальных арабских государств, а в 1948 г. было основано Государство Израиль.  Посмотрим на сегодняшнюю картину. Израиль – это развитое в военном и социально-экономическом плане государство. Турция, член НАТО и первая мусульманская страна, признавшая и воплотившая на практике принципы секуляризма, находится в начале преобразований. Иран, в 1971 году отпраздновавший 2500-летие персидской монархии, пока пожинает плоды от идеологического противостояния с Западом и вот уже более 30 лет находится в экономической блокаде (впрочем, надежда на улучшение отношений с Западом уже более чем актуальна).

Что касается арабского мира, то это целая восточная мозаика, которую трудно оценивать однозначно: Ирак, Египет, Ливия, Сирия, Ливан… Однозначно лишь то, что обнаружение огромных запасов нефти в первой половине 20 века для Ближнего Востока, в частности, для Ирана и таких арабских стран Персидского Залива как Саудовская Аравия, Кувейт, Катар, Бахрейн, ОАЭ и Оман, явилось поистине «манной небесной», а ближневосточный регион превратился в театр геополитического противостояния между мировыми державами, которое по сути тормозило его экономическое развитие. Больше всего это сказалось на арабских странах, так как их в регионе большинство. 


Самоотверженный друг арабов

Жан Луи Буркхардт (Ибрахим бин Абдуллах)Впрочем, связка «Швейцария – арабский мир» – это не только сфера экономики, но и собственно история.  Задолго до появления на свет знаменитого англичанина Лоуренса Аравийского, швейцарец Жан Луи  Буркхардт, одолеваемый страстью к путешествиям и исследованиям Востока, покинул (до конца своей жизни) родную Лозанну, чтобы открыть заново всему миру Древнюю Петру, Египет и Аравию. Жан Луи Буркхардт (мусульманское имя: Ибрахим бин Абдуллах) – один из немногих европейцев того времени,  кто получил разрешение на посещение закрытых для немусульман Медины и Мекки. Впоследствии, став мусульманином, он также совершил хадж. За свою короткую жизнь (33 года) швейцарец Буркхардт в совершенстве изучил арабский язык и мусульманскую юриспруденцию, и был награжден титулом исламского шейха Собранием учёных во главе с известным в то время богословом и юристом Садиком-эфенди, что само по себе является уникальнейшим случаем среди европейцев.  Среди его работ: «Путешествие в Нубию», «Путешествие по Сирии и Палестине», «О бедуинах и ваххабитах», «Арабские пословицы и поговорки». Одна из его книг «Путешествия по Аравии» состоит из 700 (!) страниц, а также карт, планов, рисунков и даже нот!!! Ни до Буркхардта, ни после него Европа не получала таких ценных сведений об Исламе и мусульманах. Мало кому известно, что Жан Луи Буркхардт является также одним из немногих (наряду с россиянином академиком Игнатием Крачковским) европейских учёных, написавших научный комментарий к Корану. На мраморном обелиске над могилой этого умнейшего, бесстрашного и самоотверженного друга арабов в египетской столице высечено: «Велик Господь, милостивый и милосердный. Здесь покоится прах досточтимого шейха Ибрахима бин Абдуллаха – Жана Луи Буркхардта. Родился в 1199 году по хиджре (1784 г.) в Лозанне. Окончил свои дни в 1232 году по хиджре (1817 г.) в Каире». Как говорят арабы, «кто знает, тот знает...» что это значит. (Примечание:  на обелиске написано по ошибке, что Буркхард родом из Базеля, а не Лозанны).

Комментарий к труду Ибн АрабиУ Жана Луи Буркхардта есть также однофамилец, швейцарский философ и востоковед Титус Буркхардт (1908—1984), известный в мусульманском мире как Ибрахим Иззуддин, родственник одного из основателей культурологии швейцарца Якоба Буркхардта, имя которого, наряду с всеобщим признанием, вполне символично увековечено на самой дорогой купюре достоинством 1000 швейцарских франков. И если считается, что Жан Луи Буркхардт открыл для европейцев исторические, этногеографические и экономические предпосылки современного, как его называют, «ваххабизма» (который и сегодня повсеместно распространяется при поддержке Саудовской Аравии, члена G20 и одного из важнейших игроков на Ближнем Востоке), то Титус Буркхардт исследовал его противоположность – суфизм (в частности, через перевод и научные комментарии к работам известного мусульманского духовного наставника Мухиддина ибн Араби аль Андалуси).

Два швейцарца, два однофамильца, а во всём остальном – налицо широта диапазона швейцарской востоковедческой мысли, напрямую перекликающейся с процессами, которые имеют место на Ближнем Востоке сегодня.

Что происходит сегодня?

«Арабская весна» началась в 2005 – 2006 гг., а не, как принято считать, в декабре 2010 с самосожжения Мохаммеда Буазизи в Тунисе.  О надвигающемся кризисе предупреждали давно. Данная точка зрения также подтверждается в исследованиях одного из ведущих американских экономистов доктора Маркуса Ноланда. В предисловии к известному труду Ноланда «Арабские экономики в меняющемся мире» (2007), директор американского Института мировой экономики Петерсона доктор Фред Бергстен писал: «Арабские страны стоят перед важным выбором: как устроить нормальную жизнь огромной когорте молодых людей, достигших рабочего возраста. Ставки высоки. Опасения относительно наличия рабочих мест вкупе с недовольством местными недемократическими режимами поднимают фундаментальные вопросы политической стабильности…»

Ваиль Гоним

В 2010 году из Цюриха, где располагается научно-исследовательская база корпорации «Google», её тогдашний директор по маркетингу на Ближнем Востоке и в Северной Африке 30-летний египтянин Ваиль Гоним сделал программное заявление о важности наращивания онлайн-контента на арабском языке для полноценного развития и демократизации арабоязычного Востока. Чисто швейцарскому качеству работы, проделанной Ваилем Гонимом и его сподвижниками в течение последующих месяцев, позавидовал бы такие революционеры, как Марат или Сен-Жюст: квинтэссенцией их благородного труда является уникальная и демократическая в своём роде революция в Египте в феврале 2011 года, организованная и приведенная в действие при помощи онлайн-технологий. Именно египетская революция стала толчком для тектонических сдвигов на политическом ландшафте Ближнего Востока и Северной Африки. И сегодня, несмотря на то, что, как сказал Томас Карлейль, «всякую революцию задумывают романтики, осуществляют фанатики, а пользуются её плодами проходимцы», Ваиль Гоним остается символом информатизации арабского мира и происходящих там преобразований. (Рекомендую прочитать книгу В. Гонима «Революция 2.0: Власть людей сильнее людей во власти»).

Этот один из самых влиятельных людей 2011 года (по версии журнала Time) писал: «Ненавижу смотреть на людей, питающихся из мусорных баков. Я работал в корпорации, мой труд хорошо оплачивался, и многие из нас просто сочувствовали таким людям. Мы хотели вернуть им чувство достоинства. А в чувстве достоинства, как известно, заложен экономический аспект». 

Что ж, вполне как в классической работе Макса Вебера «Протестантская этика и дух капитализма»…

Беженцы в швейцарскую жизнь

Беженцы в Швейцарии

Египетская революция, череда арабских вёсен, гражданские войны в Ираке, Ливии и Сирии всполохнули весь мир, а крайне неблагоприятная политическая и экономическая ситуация во многих арабских странах вызвала, в свою очередь, поток беженцев по всем направлениям.

Анализ официальной европейской статистики показывает, что из всех т.н. благополучных стран Западной Европы маленькая Швейцария лидирует по количеству (на душу населения) беженцев с Ближнего Востока, да и не только оттуда. На этом фоне обвинения в адрес швейцарцев в расизме, сделанные небезызвестной Опрой Уинфри на задворках фешенебельного цюрихского бутика во время летнего шопинга или, например, (куда ни шло) рассуждения о сегрегационной политике швейцарских властей в отношении беженцев, звучавшие на информационном канале Euronews, выглядят не то что странно, а просто цинично и глупо...

Заключение

Сегодня требования перемен и возвращения к человеческим ценностям становятся в очередь у многих народов мира. Ответы на эти требования должны быть реальными и ощутимыми. Если тиранические и экстремистские цели перекладывать в привлекательные и обманчивые упаковки, люди снова восстанут против них...

Сирийские беженцы

Не так давно, касаясь только начавшегося конфликта в Сирии и в целом происходящего на Ближнем Востоке, бывший генеральный прокурор Швейцарии, бывший прокурор Международных трибуналов ООН г-жа Карла Дель Понте чётко и однозначно отметила: «Некоторые привыкли делить мир на хороших и плохих. В Сирии обе стороны совершают преступления. В Сирии все плохие».  Действительно, там, где с обеих сторон проливается кровь, совершаются убийства и пытки, глупо делить людей на хороших и плохих...

Этот рассказ о Швейцарии будет неполноценным без упоминания имён двух швейцарцев, Анри Дюнана и Эли Дюкоммена, двух доблестных поборников мира. Если бы они были с нами сегодня, то, несомненно, вновь подняли бы знамя справедливости и любви к человечеству, в противовес террористам и экстремистам...

Лауреат Нобелевской премии мира Эли Дюкоммен писал: «Я оставляю на усмотрение военных непростую задачу попытаться объяснить, как эти войны служили становлению характеров, развитию цивилизации или достижению царства справедливости на земле». 

Дюкоммен неустанно призывал к тому, чтобы народы решали свои споры, не прибегая к оружию… Впрочем, как делали и делают все швейцарцы…

Автор: Шамиль Магомедов

Шамиль Бастаминович Магомедов начинал карьеру журналиста в качестве корреспондента, и позднее – в 2003 – 2005 гг. – в качестве главного редактора русскоязычного журнала «Авиамост», выпускаемого в Дубае (ОАЭ) издательской группой MediaMost Publishing.  В 2005-2006 гг. Шамиль работал в московском издательском доме «АвиаРус» главным редактором журнала «Семейный Бизнес» – русскоязычной версии журнала «Families in Business » издательского дома Campden Publishing Ltd. (Великобритания).  Как журналист-международник, Ш. Магомедов специализируется на актуальных темах с ракурсом «Запад – Восток», таких, как исламская политическая экономия и юриспруденция, исламские финансы, фондовые рынки и семейные бизнесы мусульманских стран. Владеет русским, английским, французским, арабским, персидским и ивритом. Работает в Женеве.