Сирия: как выжить в огне войны?

Для Сирии уже многое потеряно. Гражданская война превратила некоторые города, как, например, многострадальные Хомс и Алеппо, в руины. Пострадали многие уникальные культурно-исторические памятники, которыми так богата Сирия – колыбель цивилизаций.

Вся территория Сирии кажется сплошным полем боя. Нетронутыми остались лишь прибрежная полоса страны, населённая преимущественно алавитами, и столица Дамаск, контролируемые и тщательно охраняемые правительственными войсками от попыток повстанцев проникнуть в главный оплот сил Б. Асада.

Жертвами гражданской войны пали более 140 тысячи сирийцев, треть 23-миллионного населения страны покинули свои дома. Более 15 млн человек продолжают жить в тяжелейших условиях в пределах Сирии.

Многие семьи, спасаясь от ужасов войны, покидают свои дома в сельских местностях и пригородах по всей стране и перебираются в относительно безопасные городские центры. Прибыв в города, сирийцы вынуждены жить в тесных съёмных комнатах, пустующих магазинах, офисах, общественных учреждениях и других помещениях. Сегодня аренда однокомнатной квартиры в Дамаске стоит 100 тысяч сирийских лир (примерно 630 долл.) за месяц; три года назад за такую сумму можно было снимать 5 таких квартир.

Неудивительно, что в военной Сирии инфляция приняла устрашающие размеры. Многие продукты питания стали предметом роскоши. Сегодня 1 кг помидоров стоит около 300 сирийских лир, а в 2010 году - 15 лир. Часто правительственные контрольно-пропускные пункты по различным причинам не разрешают грузовикам доставлять продовольствие в города, что становится причиной острого дефицита и дороговизны продуктов питания.

Неоднократно Международный комитет Красного Креста пытался вести переговоры с правительством Б. Асада и повстанческими группировками об эвакуации мирных жителей – особенно раненых, детей и женщин – из зон боевых действий в Хомсе и Алеппо. Однако официальные власти и многие оппозиционные объединения отказались от гуманитарной помощи, опасаясь возможного ослабления контроля над территорией и людьми.

Один из предметов заботы и беспокойства сирийцев связан с дорогой от дома до работы и обратно, на которой не исключена вероятность быть застреленным из оружия повстанцев или арестованным на правительственных контрольно-пропускных пунктах. Сеть КПП, которой пронизаны города страны, удлиняют на несколько часов обычные поездки.

Почти в каждом сирийском городе автомобильные пробки, возникающие из-за густой паутины контрольно-пропускных пунктов и дороговизна топлива привели к тому, что люди всё чаще оставляют свои машины дома и ходят пешком.

Раньше гора Касион у столицы являлась популярным местом отдыха, где сирийцы, сидя в кафе, любовались открывающимся с высоты прекрасным видом на Дамаск. Теперь по вечерам жители Дамаска смотрят на огонь снарядов, запускаемых правительственными силами с горы Касион на север в сторону Ярмука, или на юг в сторону Дераа.

Смерть стала частью ежедневной жизни сирийских городов. Мирные жители всегда под угрозой: недавно снаряд, упав на площадь Омейядов в центре Дамаска, убил одного человека. 

Война заставляет сирийцев приспосабливаться к новым условиям жизни. Например, в Дераа, многие владельцы сада рядом с домом начали выращивать овощи и фрукты для домашнего потребления. Сирийцы вынуждены строго планировать свой день, в котором электричество бывает лишь пару часов. Кроме того, в ответ на перебои в электроснабжении предприимчивые уличные торговцы начали продавать газогенераторы с надписью «Сделано в Корее».

Абу Ахмед был владельцем магазина одежды в Алеппо, пишет «Spiegel-online». Его магазин до сих пор цел и невредим, а на витринах висит несколько кожаных курток. Однако Абу Ахмед теперь торгует более доходными товарами – дизельным топливом, газом и мазутом – вместо одежды. Торговля пошла в гору, с тех пор как начались перебои в электроснабжении и появилась острая необходимость в газовых генераторах. Абу Ахмед продолжает: «Я снова могу обеспечивать свою семью. Однако условия жизни очень тяжелые: дома нет электричества, воды и отопления».

Жизнь, искалеченная войной, продолжается.